Главная / Проба пера / Жизнь одной швеи

Жизнь одной швеи

Анастасия Пшеничникова, юнкор (г. Магнитогорск)

Это страшное слово «война». Что почувствовали люди, когда 22 июня 41-го года услышали это слово по громкоговорителю? Конечно, боль, отчаяние и огромный страх за судьбу близких людей и Отечества. Что почувствовали люди, когда 9 мая 45-го года услышали, что война закончилась и мы победили? Конечно же, счастье, облегчение и усталость, которую, казалось бы, только в тот момент осознали.

Вспоминая годы войны, мы прежде всего думаем о тех людях, которые непосредственно участвовали в боевых действиях. Думаем о героических подвигах солдат, сражавшихся во имя Родины ценой даже собственной жизни. Но нельзя забывать и про тружеников тыла. Их подвиг не менее велик и заслуживает безграничного уважения. Все без исключения люди, все без исключения предприятия работали на войну. 

Магнитогорск был главным источником стали для оружия и военной техники. Основная масса населения трудилась на комбинате. Этим и славен наш город – «каждый третий снаряд и каждый второй танк в годы войны был сделан из магнитогорской стали». Но прежде чем дать в руки солдата оружие, нужно сначала его одеть. И именно этим занималось большинство женщин в тылу – шили одежду для русской армии.

Если вы думаете, что шить шинели – это очень просто, то вы ошибаетесь. Труд швеи такой же тяжёлый, как и любой другой. Одежда для фронта требовалась постоянно, и нашим бабушкам и прабабушкам приходилось работать днями и ночами.

Одной из них была моя дорогая, любимая прабабушка Валентина Корниловна Котышева, ветеран Великой Отечественной Войны и ветеран труда. Семью 15-летней Вали, как и всю страну, война застала врасплох. Только привезли из роддома сестрёнку Наденьку, а моя бабушка пошла с отцом полоть картошку, как вдруг кто-то закричал: «Война, война! Уже Киев бомбят!» Настали очень тяжёлые дни: папа ушёл на фронт, защищать Родину, оставив пожилых родителей и жену с пятью дочками. Вот такая судьба была практически у всех жителей Советского Союза в годы войны.

Валентина Корниловна собиралась поступать на фельдшера и даже сдала экзамен. Но началась война, и в швейный цех для пошива военной формы требовались работницы со своими машинками. А в семье как раз была хорошая швейная машинка. И прабабушка вместе с сестрой Лидой пошли трудиться на благо Отечества. Начинали с мелких заданий: отутюживали и распарывали ткани, делали завязочки для одежды и т.д. – обе не имели паспорта (девочкам же не было шестнадцати). А потом уже стали выполнять серьёзную работу. Шили всё – от нижнего белья до фуфаек. А когда пришла комиссия, проверила работу бабы Вали, ей присвоили ей звание мастера. И она стала шить диагоналевые гимнастёрки для высшего начальства. Как моя бабушка сама призналась: «Они мне снились. Я уже замуж вышла, а эти гимнастёрки всё равно снились. Переживала, тут ведь попробуй ошибиться».

Дисциплина была военной. Опаздывала – выгоняли, если на твоей работе брак – выгоняли. Работали посменно по 12 часов без перерывов и выходных. Одни вставали – другие садились. Условия были ужасные: холод жуткий, мастерскую переделали из амбаров, стоящих возле мельницы. Лежали доски в три ряда, и между этими рядами ходил председатель и говорит: «Давайте, давайте, милые, побыстрее, надо заказ выполнить». Даже плакать было запрещено. Как-то от бессилия и отчаяния баба Валя начала было плакать, так ей сказали, дескать, не реви, это тебе не частная лавочка.

Было дело – моя прабабушка и ещё несколько мастериц решили ночью вздремнуть, а потом всё равно доделать работу, потому что уже силы иссякли, глаза закрывались, того и гляди на ходу заснёшь. И вот, только всё убрали и выключили свет, как слышат стук в окно. Все перепугались. Одна девушка сгоряча схватилалась за тяжеленную казённую машинку и потащила. Заходит заведующая, Мария Николаевна, и говорит: «Ты чего надрываешься? Её вдвоём-то не поднимешь!» Другая за утюг взялась и вроде бы утюжит. К ней подходит заведующая: «Спалишь ведь!» А утюг-то холодный. Но ругаться Мария Николаевна почему-то не стала.

Один раз машинка, на которой шили Валя и Лида, сломалась. Мастер, когда осмотрел её, сказал, что она даже на запчасти не годится. Что же делать? На чём теперь работать? А у соседки маленькая дочь не могла ни работать, ни в школу ходить, потому что не в чем было. Зато у них была швейная машинка, которой они почти не пользовались. И мать бабы Вали обменяла валенки на эту машинку. «И так она хорошо шила, как лодка по воде», - говорит Валентина Корниловна. До сих пор она стоит в подвале.

 Уже через много лет после войны сестра Лида спрашивала: «Валь, а мы получали хоть раз зарплату?» Нет, за свою работу швеям не выплатили ни копейки. Иногда выдавали карточку, по которой можно было купить хлеб. Приходилось выкручиваться, чтобы не голодать: сажали картошку, лук, морковь, репу. Да ещё премии давали: когда пару метров материала, один раз дали вязаную кофточку.

Каждый месяц к бабушке приходили люди и только говорили: «Распишитесь». Отказаться сдавать деньги нельзя: всё шло на фронт, нужно во что бы то ни стало разбить врага. Однажды собирали деньги на танк. Баба Валя хорошо помнит момент: приходит заведующая и говорит: «Вот последний раз расписывайтесь и рассчитались за танк» И в голове Валентины промелькнула мысль: «В следующий месяц получу зарплату, куплю булку хлеба и наемся». Проходит время, снова приходит заведующая: «А теперь расписывайтесь на облигацию». А куда деваться – война. (Позже в газете бабушка прочитала: «Отзовитесь, кто собрал деньги на танк. Я на нём воевал».)

И вот уже в конце войны самых трудолюбивых работников пригласили на фабрику кухни. Конечно же, бабушка пошла туда. Когда сказали, что после собрания будут кормить, она с нетерпением стала ждать. Прислонилась к стене и вдруг слышит: «Лучшим мастером партии «Большевик» становится Валентина Корниловна Котышева». Баба Валя заслуженно получила грамоту лучшего работника за свой по истине великий труд.

Но, наверное, самое тяжёлое в годы войны – это не только работать в тылу или сражаться на фронте. Это ещё и получить похоронку на близкого, дорогого тебе человека. Боюсь даже представить, какое горе и печаль испытали люди, получившие известие о смерти отца, матери, брата, сестры, мужа ли жены. Хотя про отца Вали и её сестёр, Котышева Корнила Фёдоровича, говорили, что «его пуля никакая не возьмёт», он-таки погиб в госпитале от тяжёлых ран. Случилось это 20 сентября 1943 года в Вологодской области, где он и был похоронен. Тело невозможно было даже привезти на Родину, так как все поезда были забиты ранеными.

Когда война закончилась, Валентина Корниловна вышла замуж за моего прадедушку, Пшеничникова Григория Григорьевича, родила трёх сыновей и воспитала трёх внучек и одного внука, четыре правнука и две правнучки.

Сейчас, в 2020 году, я слушаю рассказ прабабушки о тех далёких, страшных временах и думаю: ведь она была такого же возраста, как я сейчас. А я бы смогла выдержать такой адский труд, когда был голод и разруха? Наверное, нет. Именно поэтому моя прабабушка действительно героиня, как и многие труженики тыла. Мы обязаны помнить, что только благодаря им – героям нашего Отечества – мы сегодня можем радоваться жизни.

Комментарии (0)

Внимание! Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает администратор сайта
captcha

Авторские материалы в рубрике «Проба пера» участвуют в конкурсе на лучшую публикацию. Итоги подводятся один раз в квартал. Автор лучшего материала, набравший наибольшее количество голосов, получит ценный приз и диплом I степени Союза журналистов Челябинской области. Внимание! В рубрике «Проба пера» могут размещаться материалы молодых авторов: юнкоров, студентов факультетов журналистики и PR, журналистов не старше 25 лет.

Отправить материал

Авторская колонка

Проба пера/
Елена Пеленцова, студентка 1 курса факультета журналистики ЮУрГУ:

Блог— хобби или работа?

Чтобы развивать свой личный блог, нужно очень много усилий. Просто так тебя не заметят, не получится собрать аудиторию и быть лидером мнений. Ты должен знать всё, так как начинаешь один.

Пресс-релизы