Главная / Мнение, интервью / Волшебная лавка

Волшебная лавка

Александр Олексюк, главный редактор издания «Хорошие новости»

Что ни день, то мне предлагают осветить (принять участие,) стать информационным спонсором мероприятия или проекта, в названии которого непременно присутствует слова "йога". Йога в гамаках, йога, стоя на голове, йога-перепляс, йога с переподвыподвертом.

Тема-то, конечно, старая, из неолита, однако в последнее время ее стало так много, что она скрипит на зубах. Возможно, потому что лето. Или, потому что людям на фоне всех общественно-политических и военных пертурбаций вдруг мучительно захотелось духовности, ну и здоровья, само собой.

Йога здесь, как моющий пылесос — два в одном! И душу отмывает от заскорузлости и укрепляет члены. Лучший вариант для современного делового человека. Йога — выбор успешных, ценящих время людей. Ведь, зачем два раза вставать из шавасаны, если тонкий и грубый уровни бытия можно прокачать одновременно?

А меж тем, я думаю, что с йогой в гамаках мы далеко не уедем. Лучше уж просто на руках ходить и научиться стоять на голове.

…В начале “нулевых” в нашем городе работал огромный магазин, доверху забитый эзотерическим ширпотребом в глянцевых коробках: карты таро, черные свечи, амулеты “от всего”, статуэтки лягушек и Шивы, какие-то неведомые кислотные гобелены с танцующим слоном Ганеши, индийские сари и, конечно же, тонны бестолковой около-сакральной литературы. Кроме нью-эйджерских “икон”: Ошо, Рерихов и Саи-Бабы, запомнились русскоязычные авторы с хлесткими и смешными фамилиями: Пятибрат, Тихоплавы, Мулдашев.

В те годы я был легкомысленным и всеядным, как шимпанзе, поэтому часто бывал в мистической лавке, наблюдая за продавцами. Те жонглировали фамилиями этих и других “просветленных мастеров” так ловко, что создавалось впечатление, будто перед устройством на работу они сдают специальный экзамен. “Пятибрата сегодня нет — разобрали, зато есть новый Крайон — 245-я книга! Недавно завоз был”, — весело говорил продавец какому-то колдуну-неофиту в “жириновке” и мохеровом шарфе, который торчал из ворота его куртки, и мне показалось, что колдун принес за пазухой попугая. “Сейчас прямо здесь его и оприходуют. Вудуисты, наверное”, — подумалось почему-то.

Между тем, идеологическая лояльность и просветленность персонала не избавляли магазин от обычной кадровой текучки. Люди за прилавком постоянно менялись: сегодня “пентаграммы взвешивал” изможденный юноша с тонкими руками в фенечках, завтра на его место приходила бодрая пенсионерка, похожая на Елену Блаватскую, потом за прилавок становилась юная девица — неизменно худая, со спутанными волосами, сбежавшая с “Вудстока” или “Ильменского фестиваля бардовской песни”, и так постоянно.

Сложно сказать, почему они не задерживались. Может быть, от запаха благовоний и нескончаемой, медоточивой нью-эйджерской музыки у них воспалялись мозги и придатки. Кстати, последние можно было вылечить не отходя от кассы — прямо в эзотерическом магазине. К услугам страждущих имелся внушительный стеллаж с целебными аудио-дисками и кассетами. Названия на корешках коллекции сулили долгую и счастливую жизнь: “Здоровая поджелудочная”, “Щитовидка”, “Сердечные ритмы долголетия” и все в таком духе.

Однажды я купил кассету “Лечим печень” и слушал ее в минуты душевного томления под бутылку портвейна “Анапа”. Надо сказать, музыка мне понравилась — спокойный, невесомый эмбиент, аудио-обои для зимнего вечера.

Волшебный магазин находился в центре города и пользовался немыслимой популярностью. Там постоянно кто-то околачивался, бил баклуши, листал Тихоплавов и тихо плавал между стеллажами с “сакральной” беллетристикой и стендом с амулетами. Люди как наркоманы приходили в лавку, чтобы сделать инъекцию быстрой духовности — раскрыть на пол-карасика какую-нибудь чакру, напитаться энергиями и раствориться в бетонном, грубо-материальном промышленном городе, где “Эра водолея” не наступила, и могут отхлестать по морде мороженой рыбой.

Я тоже толпился среди завсегдатаев эзотерического магазина и в течение пяти лет наблюдал за его процветанием. Лавка наполнялась кровью и становилась толстой, словно пузатый Будда с витрины. Сначала под общей крышей появилось нечто вроде кафе, где можно было выпить купленный там же “молочный улун” или отвар из сосновых иголок. Этим с превеликим удовольствием пользовались многочисленные йогины, мастера рейки и похихикивающие шиваиты с красными глазами.

Я понятия не имел, кто владел метафизическим супермаркетом, но дела у них шли неплохо. Спустя полгода после появления кафе в одном из свободных углов открылся салон с заманчивой вывеской “Экспресс-фото чакр и биополя”. Стоимость услуги была не такой уж и маленькой по тем временам — 100 рублей. Требовалось встать у стены, расслабиться, дождаться, когда вылетит птичка и через минуту-другую забрать из принтера листочек с разноцветными чакрами и биополем. Фотограф рассматривал результат, хмыкал и давал лаконичные комментарии. “У вас тут одна мулдахара раскрыта — видите — красная точка в районе крестца. Остальные закрыты. Ну ничего, раскроете помаленьку”, — обнадеживал астральный терапевт.

Мне очень понравился листочек с биополем и чакрами, я сложил его “фронтовым треугольником” и спрятал под обложку паспорта, где лежало зеленое пенсионное свидетельство. “Надо такие снимки в паспортном столе делать и в документ вклеивать официально. Это ведь очень удобно. Любой мент подойдет прописку проверить, раскроет паспорт и сразу поймет, с кем имеет дело. Просветленного можно без лишних разговоров отпустить, а у кого одна мулдахара раскрыта, — того и по базе не мешает пробить, вдруг в розыске”, — в шутку сказал я, а фотограф одобрительно закивал, было видно, что идея пришлась ему по душе.

Вскоре магазин арендовал соседнее помещение, где открыл полноценный кафетерий, разбавив чайную карту еще и пивком. Искатели истины под “Уральский мастер” говорили еще более горячо, раскрывали чакры вместе с душами нараспашку и иногда поколачивали друг друга. Это был расцвет эзотериков, 22 июня, день летнего солнцестояния, после которого краски на гобеленах с Ганеши стали постепенно блекнуть, очереди — редеть, а чакры скукоживаться, как шагреневая кожа.

К 2010 году я потерял из виду лавку волшебников, прекратил духовный поиск — точнее нашел, что искал, — и однажды весной истопил печку всей имеющейся у меня эзотерической беллетристикой. Оставил только “Советы сибирской целительницы” Натальи Степановой, для смеха. Слишком полюбились мне ее ответы на письма читателей. “Вот вы пишете — мозоли. Вспомните, где вы ходили на прошлой неделе. Мозоли и натоптыши бывают оттого, что человек переступил через дохляка или плевок слепого”, — срывала покровы с мозолей Наталья Степанова. Или писала немного раздраженно и бескомпромиссно: “Ну сколько раз я могу повторять: не нужно перезахоранивать своих покойников только для того, чтобы вам было ближе ходить на кладбище”. В последнем с ней сложно не согласиться.

В магазин я зашел только году в 2012-м: купить благовония. Там все изменилось: в соседнем помещении вместо кафе располагался салон одежды, в самом заведении тоже пропали столики, исчез и астральный фотосалон, на его месте стоял небольшой павильон сувенирных чашек и гравировки на ложках и зажигалках. Продавец — все такой же субтильный юноша с фенечками дремал на крутящемся офисном стуле и равнодушно продал мне пачку сандаловых свечек “Сатья”.

Спустя восемь лет я снова оказался в тех краях и решил заглянуть за благовониями, не особо надеясь увидеть хоть какое-то биополе. Ан нет: эзотерики оказались живы, но их немилосердно уплотнили множественные конкуренты. Видимо, к 2020 году люди стали меньше интересоваться пластиковыми духовными практиками, сосредоточив внимание на по-настоящему живом и ярком учении XXI века — маниакальном потреблении всяческих услуг и товара. Пытливые искатели истины, начавшие свой путь в 1990-е годы, либо нашли, что искали, либо наелись, либо лежат под землей, либо сошли с ума, а их дети вряд ли будут заморачиваться даже приторным нью-эйджем для менеджеров. Зачем взыскать Шамбалы, если можно стать модным видео-блогером?

При входе в магазин вместо гобеленов с Ганеши и статуэток танцующего Шивы раскинулся салон нижнего белья. Пространство, где владычествовал огромный стенд с целебными CD-дисками, занял павильон парфюмерии, рядом продавали кожаные сумки и перчатки, еще через два шага хмурая пенсионерка торговала наборами для вышивания и вязальными спицами, позади нее — салон купальников. Девушка с татуированными бровями выбирала бикини. “В Турцию еду, пока ее снова не закрыли”, — говорила она, рассматривая плавки. “Правильно, правильно. Надо успеть отдохнуть”, — кивала ей продавщица.

Все в лавке волшебника было иным и чуждым. Она стала напоминать хаотичный базар со случайными людьми или современный, клокочущий ТРК. Правда, по соседству с эзотериками появился еще один горемыка, не вписавшийся в рынок. Это забытый, аляповатый, немного нелепый в 2020-м году “рок-магазин”. Женщина средних лет в футболке с волком зевала на фоне толстовок “Король и шут”, шипованных напульсников и безразмерных торб “Сектор газа”. И вот прямо за ней доживали свой век последние из эзотерических Могикан: немного Рерихов, чуть-чуть пентаграмм, ссохшийся, как урюк доктор Папюс, благовония, все те же черные свечи, возможно, так и не купленные никем за 15 лет. Вот и все, что осталось от империи эзотериков — крошечный пятачок пространства, круизный лайнер «Фривиндз», на котором плавают саентологи в мировом океане, грустный сиреневый пшик.

— Это у вас все из-за того, что вы пиво стали тогда продавать у себя в кафе, — заговорщически сказал я кому-то седому мужчине за прилавком. Мне показалось, что он и есть тот самый таинственный владелец лавки.

— В каком кафе? — спросил он.

— Ну в том, где сейчас салон одежды. У вас там кафе было в 2005-м.

— Не понимаю, о чем вы, — нервно улыбаясь, сказал мужчина и зачем-то потянулся за “жириновкой”, которая почему-то лежала на прилавке.

— Да ничего, это я так. Мне благовония, сандал, “Сатья”.

Мужчина грустно смотрел на меня, протягивая пачку ароматических свечек и по его глазам было видно, что он прекрасно все понимает.

Комментарии (0)

Внимание! Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает администратор сайта
captcha

Авторские материалы в рубрике "Мнение" участвуют в конкурсе на лучшую публикацию! Итоги подводятся один раз в квартал. Автор лучшего материала, набравший наибольшее количество голосов, получит ценный приз и диплом I степени Союза журналистов Челябинской области. В рубрике "Мнение" размещаются статьи только членов Челябинского регионального отделения Союза журналистов России.

Отправить материал

Авторская колонка

Проба пера/
Вероника Носкова, Творческое объединение «Медиа7я» (Челябинск):

Сказ о том, как мы буктрейлер снимали…

Давным-давно в далеком Дворце Пионеров и Школьников в объединении «Медиа7я» услыхали добры молодцы и девицы-красавицы о доблестном конкурсе «Моя любимая книга». Стали думать-гадать, что, да как, да где снимать... А дело было так: снимать надо было то, не знаю что; там, не знаю где. «Вот он, могучий наш русский фольклор!» - родилося в головушке светлой. «А давайте-ка, братцы, возьмём песнь чудную, Леонидом Филатовым писанную, «Про Федота-стрельца, удалого молодца»». На том и порешили