Главная / Мнение, интервью / Лес чёрный стоит, земля чёрная…

Лес чёрный стоит, земля чёрная…

Юлия Боровикова, фотокорреспондент газеты «Вечерний Челябинск»

 

11 июля со сказочного праздника для фотохудожников и любителей фотографии, Фотомарафона в Троицке, я резко перескочила в другую, мрачную реальность, в лесной крематорий и на развалы бывших когда - то зажиточных домов, которые ещё дымились. Я не ожидала такого поворота и, конечно, к нему не готовилась, но даже в вечернем платье и на шпильках я бы рванула туда не раздумывая, нашла бы с кем уехать. Неожиданно коллега - журналистка позвала меня с собой.  Как раз накануне в Троицке мои мысли были только об этом, я не спала всю ночь и думала, как туда попасть и с кем. И мы отправились вдвоём в непогоду, под ливнем и грозой, в пострадавшие сёла Джабык, Запасное, чтоб своими глазами увидеть произошедшее, рассказать об этом людям, показать, это было нашим долгом, нашей нелёгкой работой.

В первый день в селе Джабык было очень напряжённо. Трагедия у людей, очень тяжело снимать, брать интервью, работать, реакции разные. Оно и понятно. Кто-то говорил: " Что вы сюда приехали, надо было вчера приезжать, всё бесполезно". Кто-то: «Уже столько вас тут было – и телеканалов, и других СМИ, уже не хотим ничего рассказывать, уже всё рассказали». Кто-то ругался, кричал на МЧС, что они долгое время бездействовали без приказа свыше, хотя, как считают люди, какие-то дома можно было отбить. Многие не хотели говорить с нами, не хотели, чтоб их снимали. Было трудно.

Но потом стали попадаться люди, расположенные пообщаться, с желанием поделиться пережитым.

Пошли к одному мужчине, Виктору Васильеву, на место его сгоревшего дома и хозяйства. Он в этот день уже второй раз возвращался сюда в надежде найти кота и кошку живыми. Но их не было. И тут я услышала, как кто-то мяучит, это был кот хозяина. Он вроде и хотел подойти, узнал хозяина, мяукал, но и боялся, еле-еле подошёл. Потом курицу увидели! Из сорока куриц выжила одна, мы всей толпой и журналистка Галя и я ловили курицу. Потом ещё кошечка пришла. Виктор так радовался, просто до слёз. Уцелевших животных затолкали в мешок и – в машину. Слава богу, у Виктора есть куда ехать, где жить и куда отвезти питомцев. Он нам сказал:  «Вот какие счастливые девчонки,  при вас нашлись курица и две кошечки». Это нас ободрило!

Потом мы отъехали ещё поснимать. На одном сгоревшем месте к машине подошла женщина с миской, полной еды. Она пришла покормить чужих питомцев – кошек и собак, блуждающих здесь, потерявшихся. Мы разговорились, она - Дуся её зовут (Евдокия Самойлова), позвала нас к себе на чай. Мы долго не соглашались, уже темнело, как-то неудобно было к ним идти, у людей такое горе. Но потом согласились. У Виктора и Евдокии Самойловых  дом уцелел, спас дикий виноград, который оплёл весь дом. Удар пришелся на него. Огонь прошел поверху, сжёг баню, всю технику, ульи, кроликов, петушков карликовых, беседку, огород, машину и многое другое, но дом обошёл вокруг. Больше всего Виктор расстроился из-за собаки Раши и петушка Коли Баскова, которых не смогли спасти. Говорит: "Остальное наживное, а вот их не вернёшь, и больше я в жизни не заведу животных, это очень тяжело – их терять". Он плакал, не мог сдержаться. Евдокия накрыла нам стол, а было уже совсем темно. Мы не знали, где будем ночевать, думали в Еленинку ехать, где в школе было организовано временное размещение пострадавших. Но пожар уже стих, и, возможно, людей там уже не держат, мы этого наверняка не знали, думали на крайний случай уж в машине ночевать, но кто-то пугал, мол, мародёры могут напасть. И вдруг Евдокия сама предложила нам остаться у них ночевать. Мы согласились. Она нас накормила, поставила коньяк собственного приготовления, ноги были у меня чёрные от пепла, она нагрела воды, мы помыли ноги. Хотя электричества у них не было, холодильники текли, продукты портились. Им соседи электрический генератор принесли и таким образом обеспечили электричество в доме. Не было воды, из других деревень им местные жители дали воды. И несмотря на всё это, хозяева ещё и нам помогали, вот какие люди!

Мы до двух ночи просидели за столом, Евдокия рассказала всю свою жизнь, и муж её с нами немного сидел, но потом пошёл спать. А потом у него прихватило сердце от всех этих переживаний, он думал, что наутро не проснётся, но обошлось.

Так вот мы полночи разговаривали, очень приятная, добрая женщина и самое удивительное, выяснилось, что у неё день рождения 13 марта, как у меня. Очень душевно пообщались.

Мы тоже на стол принесли всё, что смогли, всё, что у нас оставалось из съестного. Потом нас уложили спать на втором этаже, в доме, конечно, пахло гарью, но уже привыкли к этому запаху. Наутро Дуся сказала, что она впервые за три ночи так крепко спала, и даже не снились кошмары. Последние две ночи она совсем не спала, а тут выспалась. Говорит, что после общения с нами,ей стало легче на душе. Поблагодарила за поддержку, что выслушали её. Очень приятная и милая женщина! Ещё и по баночке мёда своего, натурального, налила нам хозяйка в подарок. И сейчас пью чай с ароматным мёдом и вспоминаю этих чудесных людей.

На следующий день мы поехали снимать в пунктах приёма и раздачи продовольственной помощи погорельцам. Несут эту помощь обычные люди, из других деревень. Были в пункте, где оформляют единовременные выплаты на первые нужды. Потом поснимали, как МЧС разбирает развалы. Потом поехали в село Запасное, там поснимали последствия пожара, по пути сняли, как пожарные тушат тлеющие пеньки. Были в сгоревшем лагере "Ясная поляна ", это первый очаг возгорания, с чего всё началось. Там ворота были закрыты и собака за воротами, а мне надо было поснимать территорию, я проникла через прутья и таким образом поснимала.

Беда огромная с людьми случилась. Дома были очень зажиточные, двухэтажные, с огромным хозяйством, многие держали по 80 и 40 кур, поросят. Мотоциклы, снегоходы, трактора, водолазные костюмы и подводные ружья, все инструменты, бани, теплицы, машины и многое другое – всё сгорело! А ведь люди всю жизнь это наживали, сейчас и возраст не тот, и силы не те, чтоб начинать всё с нуля.

Когда мы уже ехали из Джабыка в сторону дома, на дорогу из чёрного леса выскочила косуля, крупная и вроде невредимая. Но только нас увидела и шмыгнула в лес обратно, я не успела её снять. А так я  даже находила погибшего ёжика, который не спасся от огня.

Лес чёрный стоит, земля чёрная…

Комментарии (0)

Внимание! Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает администратор сайта
captcha

Авторские материалы в рубрике "Мнение" участвуют в конкурсе на лучшую публикацию! Итоги подводятся один раз в квартал. Автор лучшего материала, набравший наибольшее количество голосов, получит ценный приз и диплом I степени Союза журналистов Челябинской области. В рубрике "Мнение" размещаются статьи только членов Челябинского регионального отделения Союза журналистов России.

Отправить материал

Авторская колонка

Проба пера/
Евгения Ритер, студентка журфака ЮУрГУ:

Интересный факт: к строительству Магнитогорского металлургического комбината привлекали верблюдов

Неслучайно на гербе Челябинской области изображен верблюд: корабли пустыни не только шли через Южный Урал по Шелковому пути, но и успешно использовались уральцами в хозяйстве. На них передвигались, перевозили грузы, их даже запрягали в сани!