Главная / Мнение, интервью / Александр Чумиков: «Мы все подопытные кролики»

Александр Чумиков: «Мы все подопытные кролики»

Южно-Уральский государственный университет в четвертый раз провел международный научно-образовательный форум «Коммуникационный лидер XXI века». Одним из почетных гостей стал доктор политических наук, профессор Александр Чумиков. Член Наблюдательного совета ЮУрГУ, генеральный директор агентства «Международный пресс-клуб Чумиков ПР и консалтинг» на своих мастер-классах рассказал об актуальности фактчекинга (проверка фактов), о тенденциях современных СМИ, поделился богатейшим опытом работы в журналистике и в пиарсфере.

Из досье

Александр Чумиков — выпускник факультета журналистики МГУ. Прошел путь от спецкора до главного редактора московской городской газеты. Генеральный директор агентства «Международный пресс-клуб. Чумиков PR и консалтинг», председатель комитета по образованию и профессиональным конкурсам Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО). Доктор политических наук, профессор. Дважды лауреат Национальной премии в области развития связей с общественностью «Серебряный лучник». Автор порядка сорока книг и учебников.

Времена без ног и пульса

Свое выступление на форуме Александр Николаевич начал интригующе:

— Журналист отслеживает пульс времени и стремится идти со временем в ногу. Но... дело в том, что (далее профессор приводит цитату Виктора Пелевина. — Авт.) «какой пульс времени на самом деле, никто знать не может, потому что пульса у времени нет. Есть только редакторские колонки про пульс времени. Но если несколько редакторских колонок скажут, что пульс времени такой-то и такой-то, все начнут это повторять, чтобы идти со временем в ногу. Кстати, ног у времени тоже нет».

Этот парадокс, подмеченный Александром Чумиковым, красноречиво отражает ситуацию, в которой оказались потребители информации — то есть все мы. Тем интереснее было пообщаться с человеком, который знает, как жить и добиваться успеха в парадоксальных медиаусловиях.

«Здесь очень здорово!»

— С ЮУрГУ вас связывает давнее сотрудничество. Что привлекает в этом вузе, Александр Николаевич?

— Я начал взаимодействовать с Челябинской областью в 1997 году. Агентство «Международный пресс-клуб» сотрудничало с администрацией области, и с ЮУрГУ очень естественным порядком мы подружились. Я ведь не просто действующий профессор, но и автор многих книг, учебников. Мы просто не могли не пересечься с Южно-Уральским государственным университетом, при этом эффективность нашего взаимодействия идет по нарастающей.

Могу сказать, что здесь очень здорово! Специалисты ЮУрГУ во главе с профессором Людмилой Шестеркиной выпустили книжку по проектному обучению журналистов. Был создан замечательный лонгрид о метеорите. Я не просто это оценил, но и вставил пример с метеоритом в свою книгу «PR, реклама, журналистика в Интернете» (издается в 2019 году). Считаю, что в Институте социально-гуманитарных наук ЮУрГУ прогрессивная система образования, очень качественно обучают студентов. Все профильные журналистские факультеты страны об этом знают. Показательно, что когда на конкурс «Патриот России», оргкомитет которого я возглавляю, потребовалась картинка, представляющая Челябинск, была выбрана фотография главного корпуса ЮУрГУ.

Где ставить пробу

— Вы журналист и пиарщик. Принято считать, что это противоборствующие профессии. Кто в вас побеждает?

— А никто. Они во мне не борются. И я никого победить не хочу. Будучи пиарщиком, я работал секретарем Союза журналистов России. Экс-председатель Союза Всеволод Богданов, с которым дружим уже 25 лет, как-то пошутил: «Все пиарщики продажные, пробу ставить негде! Ты один порядочный».

— «Продажные пиарщики» — вполне гармоничное, кстати, словосочетание. В отличие от «продажных журналистов». Последнее звучит оскорбительно...

— Тот же Богданов говорил о журналистике доверия. «Люди должны доверять СМИ...» Но позвольте: где журналист работает? Кто кому будет доверять? Если это районная газета, она финансируется администрацией, и журналист «лепит» отчеты. Так было и есть сейчас. Во всей стране так. Читать неинтересно, но главе района нравится. Это вообще не журналистика, а зависимость абсолютная! Районные газеты финансируются администрацией, которой нужен определенный выход. Если б не финансировались, газеты бы померли. Какая свобода печати!? Это не значит, что журналист кого-то обманывает. Нет. Но в данном случае есть материальная зависимость. А у кого ее нет?..

— ...Быть может, у художника?

— Если он продает картины, значит, он зависит от вкуса. Вспомним Пикассо, который говорил о себе: «Я не талантливый художник, а ловкий шарлатан, который сыграл на извращенных вкусах современной публики». Мало что изменилось, по сути. Возьмем свободное СМИ. «Медуза», к примеру. А зависимость какая? Это Интернетресурс, значит, надо нагонять трафик. «Что требует читатель, то и будем публиковать». Журналист зависим, даже если работает в разрешенных оппозиционных СМИ. Казалось бы: пиши все, что хочешь, никто на горло не наступает. Но ведь угол зрения задан... Я работал в начале 90-х в активной журналистике, был обозревателем «Вечерней Москвы», «Вечернего клуба». Вот тогда можно было писать абсолютно все! Жили на тиражах, на продажах.

— А какие интересные материалы-то были в ту пору!..

— О, супер! Сейчас все по-другому. Есть глобальный интерес, есть локальный. Глобальный — нужно держать определенную линию, а дальше... Делай, что хочешь! Это свобода, конечно, в некотором смысле.

Ремесло потеснило талант

— Кто задает тренды в медиасфере сегодня?

— Глобальные — государство, а также крупные холдинги и бизнес-структуры, которые тоже зависимы от государства. А в 90- е годы у государства не было денег. Как оно могло задавать тренды при отсутствии финансов!?. Тогда у бизнеса были деньги, и тренды задавались его заказом. Есть он — хорошо живем! Нет — СМИ умерло. Сейчас есть глобальные системы поддержки, но при этом Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям идеологических трендов не задает.

...Знаете, в Орске живет победительница одного из журналистских конкурсов Татьяна Афонина. Корреспондент «Орской хроники» придумала город Дырск. Так вот в Орске все хорошо, а в Дырске все разваливается... Великолепный журналистский ход! Что сделала администрация? Наградила корреспондента за креатив! А другие чиновники, не настолько умные, начинают гнобить журналистов, преследовать и требовать от них полосные отчеты, которые никому, кроме администрации, не нужны.

— Есть мнение, что рерайт — процесс бессмысленный и беспощадный в творческом плане. Вам жаль рерайтеров, которые сегодня, по сути, формируют новостную ленту?

— Ну, скажем, «КоммерсантЪ» — качественное издание — всегда строился на рерайте. Это был подход газеты. А сегодня это подход времени. Потребность в мастерстве отходит на второй план. И возникает потребность в ремесле — в рерайте. Редактор должен собрать все сырье и выдать какие-то медиапродукты.

— При этом журналист может не быть талантливым?

— Он может быть талантливым поставщиком информации. А талантливым обработчиком информации станет другой журналист.

50 оттенков факта

— А как вы относитесь к фейкам? Сразу их распознаете? Они вас возмущают или забавляют?

— Фактчекинг — дело благородное, но суперсложное! 20 лет назад мы шагнули в мировое информационное пространство, столкнулись с новыми трактовками ранее известных явлений. Есть традиционные СМИ и есть новые медиа — соцсети, блоги, сайты, которые не СМИ. Последние тоже причисляют к новым медиа, потому что они оказывают влияние на читателя.

Распознать фейк для меня не составляет особого труда. Другое дело, что сегодня при том объеме информации, который есть, можно производить фейк как нефейк. Вот мы с вами сидим и общаемся. Если напишут, что Чумиков не встречался со Строгановой, — это обман и фейк. Между тем у факта нашего общения оттенков может быть масса. «Это была формальная встреча, а на самом деле мы не знаем, о чем они говорили...» «Это было сделано для отвода глаз...» Кому-то надо, допустим, так написать. Это «необманный фейк». И что? Подсудное дело? Нет. Граница очень размытая, потому что интерпретировать информацию можно как угодно.

Мозги вместо понтов

— По вашему меткому выражению, «в профессии „журналист“ приходится работать не понтами, а мозгами». Но совсем без «понтов»-то как? Надо ведь вырабатывать свой стиль, имя себе зарабатывать? Или не надо?..

— Надо! Но это зависит от самого журналиста. Вопрос в том, как ему уютно. Есть журналист «Комсомольской правды» Александр Гамов, с которым мы в свое время вместе работали. На каждой пресс-конференции президент Владимир Путин ему слово дает. Все зовут его Саша, всем он друг. 65 лет уже Саше. Не всякий допустит, чтобы к нему так обращались. Но Гамов популярен! В Питере в начале 90-х годов прошлого века Александр Невзоров был вообще звезда. Позер, вжившийся в свои собственные понты! Девушки его звали Граф. Но я не ходил в баню с Невзоровым, а просто интервьюировал. С кем дружу, с тем дружу. Это могут быть люди вообще никому не известные. Понты — дело индивидуальное. Как кому комфортно.

— Шортриды и лонгриды востребованы у читателей. Но что делать с так называемыми человеческими материалами, которые не вписываются в эти форматы? Нужны сегодня кому-нибудь истории любви или слезливые очерки?

— Конечно! Нужны человеческие истории! Они были всегда и везде востребованы. Есть Познер, Дудь, еще им подобные... — все они занимаются одним и тем же: выцапывают человека и начинают копать вглубь. Даже если человек не очень известный, это все равно нам интересно. Другое дело — как построить, структурировать историю. В этом мастерство журналиста. Помню, встречал на фестивале «Красная площадь приглашает» Майю Плисецкую в 1992 году. Она не хотела интервью давать: «Я не намерена, я не настроена...» Так вот я полосу написал из того, что она не хотела. Все может быть интересно читателю, вопрос — как подать.

— Вы написали столько книг, у вас столько обязанностей, постоянные разъезды... Жить-то когда?

— Это все — процесс. Где работа, а где отдых — абсолютно непонятно. Мне все равно: суббота, воскресенье... Какая разница? Если есть работа, значит, надо работать на отдыхе и отдыхать на работе. К слову, в последние годы жизнь опять меня в журналистику толкает в большей степени. И художественное творчество пошло — написал три повести, в этом году выйдет книжка. Как журналист и как автор книг я был всегда без ложной скромности бесцензурный и нередактируемый.

Реальности нет

— На мастер-классах вы позволяете себе некоторые вольности, разговариваете со студентами на их языке. Не боитесь, что пострадает профессорское реноме?

— Меня это вообще не занимает. Я всегда стараюсь говорить на языке той аудитории, которая передо мной.

— Интересно ваше восприятие реальности... Ее, по вашей мысли, не существует?

— Именно так.

— Но как?! Мы с вами сейчас общаемся. Разве это не реальность?

— Как только мы поставим вопрос «зачем», сразу же возникнет масса линий. Масса версий, в которых первичное тонет. В какую версию я поверил, то и есть для меня «на самом деле». Вы верите другой версии — ну и хорошо. И какова реальность?.. Кто врет? Все правы! Просто каждый свою реальность формирует.

Наглый вопрос

— Каверзные вопросы задают вам студенты?

— Да нет. Даже не представляю, какой мне можно каверзный вопрос задать. Я не шифруюсь нигде и никак. Чем меня можно смутить или обидеть? Да ничем!

— А давайте я вас от лица наглого студента смущу. Хотите? Могут ли в профессорской голове водиться тараканы?..

— Ну это образ...

— Это вопрос.

— Отвечаю: могут, конечно! С точки зрения современного информационного пространства, я, компетентный профессор — такой же подопытный кролик, как и все остальные. И распознать я могу далеко не все. И «загиб» у меня тоже может быть.

— Ну а с тараканами-то что делаете? В народе принято их строить...

— Я надеюсь, что не придется (смеется). Очень не люблю тренеров личностного роста. Сам подобным воздействиям не подвержен. Пробовали — не получилось. Так что смею надеяться, что тараканов у меня значительно меньше, чем у других.

Цитаты

Газета обязана умереть...

— ...Это произойдет, если она не будет конвергироваться. Для жизни издания нужны новые цифровые форматы. Если они есть и окупаются, появляется возможность избежать зависимости от печатных тиражей и выпускать в «принте» ровно столько экземпляров, сколько ждет потребитель.

Читатель «серфингует» тексты

— Объем чтения не уменьшился, появился другой тип чтения — серфинг, «пробегание» по текстам. Человек не может себе позволить линейное чтение (за редким исключением, когда разве что книжку читает в свое удовольствие). И медиа должны соответствовать новому типу чтения.

Полезный совет

Александр Чумиков знает, как добиться успеха в любой области:

— Шевелите лапками!

Татьяна Строганова 
Фото Олега Игошина

Оригинал материала 

Комментарии (0)

Внимание! Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает администратор сайта
captcha

Авторские материалы в рубрике "Мнение" участвуют в конкурсе на лучшую публикацию! Итоги подводятся один раз в квартал. Автор лучшего материала, набравший наибольшее количество голосов, получит ценный приз и диплом I степени Союза журналистов Челябинской области. В рубрике "Мнение" размещаются статьи только членов Челябинского регионального отделения Союза журналистов России.

Отправить материал