Главная / Мнение / Слово меняет мир

Слово меняет мир

Ирина Богданова, корреспондент газеты «Челябинский металлург»

Признаюсь, шла на встречу с вдовой Юрия Щекочихина, известной журналисткой и правозащитницей, с трепетом. Опаздывала, запутавшись в хитросплетениях московских дорог, поражённых «пробками». По ходу передвижения прокручивала в мозгу вопросы, размышляла: насколько полно они способны раскрыть душу, сердце, сознание моей собеседницы. Надежда Ажгихина оказалась приветливой, бодрой, демократичной. Великодушно простила мой запыхавшийся вид (благо, в итоге я подоспела вовремя) и даже предложила чаю. Без лишних вступлений мы приступили к делу. Не отвлекало даже то, что моей визави через каждые 10-15 минут звонили. День был суетный: начало учебного года (Ажгихина преподаёт в МГУ, на территории которого происходила встреча), к тому же, пятница — а это, соответственно, планы на вечер и уик-энд, которые невидимым собеседникам не терпелось обсудить.

«Алый парус» Надежды

— Надежда Ильинична, когда у вас появилось желание стать журналистом?

— Журналистом я быть не собиралась. Вообще-то хотела заниматься литературой. Художественным переводом. Училась в гуманитарном классе московской школы № 710 при Академии педагогических наук СССР. А мой одноклассник и постоянный собеседник (мы вместе увлекались поэзией Серебряного века) Дима Воскобойников (известный российский журналист-международник, один из руководителей информационного агентства «Интерфакс», — авт.) — тот очень хотел быть журналистом! Именно он пригласил меня поступить в школу юного журналиста при факультете журналистики МГУ (ШЮЖ). Написать вступительное сочинение. Я пошла с ним, за компанию. Моё сочинение понравилось, ответы на собеседовании рассмешили экзаменаторов. Один из них пригласил меня попробовать написать что-то для подростковой странички «Комсомольской правды» — «Алый парус». Так я практически случайно оказалась в знаменитой маленькой комнате, на легендарном шестом этаже старого конструктивистского здания на улице Правды, 24. И ни о чём другом уже не думала. Тираж газеты «Комсомольская правда» тогда составлял 17 миллионов экземпляров.

Капитаном «Алого паруса» был Павел Гутионтов, блестящий журналист и гениальный редактор. Он вырастил плеяду известных, даже знаменитых сегодня людей: писателей, журналистов, политиков. Вместе со
мной в «АП» приходили Андрей Максимов, Борис Минаев, Валентин Юмашев... Вообще, «Алый парус» был неким удивительным островом, куда помимо школьников, приходили и педагоги-новаторы, писатели, режиссёры, учёные. Там жил дух эпохи «шестидесятников».

Потом, через несколько лет, в перестройку, что-то похожее было у нас в отделе литературы журнала «Огонёк», куда пришли также некоторые мои товарищи по «Парусу». Нам сильно повезло — мы учились у великих, без преувеличения, журналистов, и те относились к нам с интересом, могли часами сидеть над незрелым материалом, написанным от руки в школьной тетрадке и обсуждать, как его улучшить. Сегодня об этом молодые могут только мечтать, сегодня они никому особенно не нужны. В старой «Комсомолке» было иначе. Инна Павловна Руденко, Ярослав Кириллович Голованов, Василий Михайлович Песков, Лидия Ивановна Графова, Аграновский, Репин — они были «лицом» газеты, счастьем было заслужить их похвалу. Так что о стандартах профессии и этики у начинающих тогда имелось вполне четкое представление, несмотря ни на что. Это была лучшая школа.

Метафора или пророчество?

С Юрием Петровичем Щекочихиным вы познакомились в газете?

— Нет, когда я пришла в «Комсомольскую правду», он уже оттуда ушёл и работал в «Литературке». Мы познакомились позже. Хотя… В 1976 году не встретились по чистой случайности. Его пригласили на выпускной вечер школы юного журналиста в Центральный Дом журналиста — как «классика». Я видела его выступление. Он сказал, что лучше журналиста профессии нет, и веселее жизни нет… Только надо быть готовым отдать за неё (эту профессию) свою жизнь. И ушёл тотчас. Меня на ту же сцену выпустили «от детей» (всё-таки, печаталась уже в центральной газете). Уже после того, как он ушёл.
Встретились мы только через семь лет, и в первый же вечер он сказал, что точно знает, что когда-то погибнет из-за своих статей. Это был
1984 год, никто не слушал об убийствах журналистов. Мне это показалось метафорой.

— Он уже занимался криминальными расследованиями?

— Да. Работал в «Литературной газете», в отделе морали и права. Ещё до этого в «Комсомолке» писал много о «трудных подростках», открыл для них первую «горячую линию», писал о футбольных фанатах. В «Литературке» занимался темой коррупции. В 1988 году опубликовал первый материал о существовании организованной преступности и коррупции в СССР «Лев прыгнул». Этот материал положил начало современной расследовательской журналистике. После публикаций о мафии в СССР был создан отдел по борьбе с организованной преступностью и коррупцией в МВД. Тогда все верили в то, что мафию можно победить. По следам щекочихинских публикаций принимались многие конкретные решения. В том числе, были освобождены и оправданы неправедно осуждённые, привлечены к суду виновные, восстановлены добрые имена... Читатели, молодые коммунисты секретного оборонного завода в Ворошиловграде выдвинули Юрия Петровича независимым кандидатом в Верховный Совет СССР. Он победил тогдашнего партийного лидера региона, стал парламентарием, членом межрегиональной депутатской группы. При участии Щекочихина городу было возвращено историческое имя Луганск, поддержаны многие гражданские инициативы, реабилитированы многие жертвы сталинского террора...

В 1993 году Владимир Лукин (российский политик, учёный, член Совета Федерации Федерального Собрания РФ, — авт.) пригласил Юру снова принять участие в выборах — от партии «Яблоко». С тех пор и до самой смерти в 2003 году он работал в парламенте, был заместителем председателя комитета по безопасности. Одновременно был заместителем главного редактора «Новой газеты», возглавлял отдел расследований. Сегодня отдел носит его имя.

Новые вызовы, старые ценности

 — Что вы можете сказать о состоянии российской журналистики на сегодня?

 — Журналистика сильно изменилась и продолжает меняться. Новые технологии, новые бизнес-модели, новые вызовы, в том числе беспрецедентное давление на журналистов — это сегодняшняя реальность. Причём, большинство проблем, свойственных СМИ, схожи во всем мире. Проявления кризиса могут отличаться, конечно. В России независимые СМИ, к сожалению, не смогли создать сильную и влиятельную коалицию. Независимые издатели и сами журналисты не успели сформировать эффективные инструменты защиты своих интересов. Эта работа, можно сказать, только начинается. Начинает приходить понимание, что никто не решит наших проблем. И свободу слова никто не защитит, кроме нас самих. Отсутствие солидарности — большая беда. Отсутствие солидарности аудитории с журналистами. До сих пор нет понимания, что журналисты пишут для того, чтобы жизнь изменилась к лучшему. Такое понимание, кстати, было двадцать пять лет назад. Необходимо это доверие заново завоевывать. Это трудная работа, но неизбежная.

— Получится ли?

— Я оптимист. И верю, ощущаю, что доверие вновь появится. И просветительская функция журналистики не исчезнет. Сегодня в мире, в Европе много говорят о новых формах СМИ, о прямом диалоге аудитории и журналистов, в том числе в сети. Думаю, у нас есть перспективы. Наша традиция — великой русской литературы и публицистики, кроме всего прочего, главная наша опора. Внимание публицистики к нуждам и судьбе простого человека, вера в победу добра и справедливости...

Что касается будущего, в нашей стране необходима серьёзная и продуманная система поддержки прессы. Особенно региональной и местной, поддержка не тех, кто приятен начальству, а общественных СМИ. Такая система, кстати, разработана коллегами, на основе лучших скандинавских и отечественных практик. Владимир Касютин (секретарь Союза журналистов России, главный редактор журнала «Журналистика и медиарынок», — авт.) даже успел защитить диссертацию, доказывая, что поддержка независимых и качественных СМИ и свободы слова — единственная перспектива, полезная и аудитории, и власти.

— Как вы прокомментируете ситуацию с задержанием худрука московского театра «Гоголь-центр» Кирилла Серебренникова?

— Его демонстративное задержание и последующий домашний
арест на многих произвели гнетущее впечатление. И постыдное злорадство некоторых коллег также. Он что, представляет общественную опасность? Большую, чем те, кто устраивает в центре Москвы стрельбу, угрожает жизни и здоровью граждан, в том числе, журналистов? Этих людей правоохранители как раз исключительно гуманно не задерживали. И подчас даже дел не заводили. Складывается впечатление, что правосудие действует избирательно. Это очень опасно. Юрий Петрович Щекочихин как раз с избирательностью правосудия сражался всю свою профессиональную жизнь.

— Есть ли у вас ученики?

— Мне посчастливилось ещё подростком учиться у великих мастеров журналистики. Я всегда считала себя продуктом воспитания той атмосферы, которая жила в «Алом парусе», в старой «Комсомолке». Сегодня молодым труднее. С ними опытным коллегам просто некогда долго и подробно разговаривать. Я всегда старалась передать молодым то, чему учили меня. Рассказывала о профессиональном долге и смысле работы журналиста, которые, мне кажется, сегодня ещё более важны, чем в 1980-е годы. И студентам своим говорю о том же.

— Каковы ваши жизненные принципы, стратегия, цели? Что можете пожелать себе?

—Мои пожелания себе — сил и здоровья. Сделать всё задуманное! Благополучия — близким. Надеюсь стать бабушкой когда-нибудь. Принципы… Стараться жить и работать в согласии с голосом совести, со здравым смыслом. Помнить о великих журналистах и писателях, которые
верили, что сказанное и написанное слово способно изменить мир — к
лучшему. Помнить, что всеобщее благополучие, справедливость и наша
свобода зависят от тех конкретных, подчас не всем заметных дел, которые совершаются каждый день. Во имя людей.

Беседовала Ирина Богданова.

Наша справка. Надежда Ильинична Ажгихина — журналист, литератор, общественный деятель.  Вице-президент Европейской федерации журналистов. Окончила факультет журналистики МГУ, аспирантуру факультета журналистики МГУ. Кандидат филологических наук. Трудилась в «Комсомольской правде», «Независимой газете», журнале «Огонёк».  Работала секретарем Союза журналистов России с 2003 по 2016 годы. В настоящее время — старший преподаватель факультета журналистики МГУ и редактор в медиагруппе журнала «Журналист». Член Союза российских писателей, Ассоциации «Свободное слово», сопредседатель международного клуба «Журналистка», член совета Глобального альянса «Гендер и медиа» ЮНЕСКО. Участник и эксперт программ международного сотрудничества под эгидой ООН и ОБСЕ.   Автор   и редактор сборников публицистики о современной культуре, журналистике и правах человека. Живёт в Москве.

 

Комментарии (0)

Внимание! Все комментарии проходят премодерацию. К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ. Премодерация может занимать от нескольких минут до одних суток. Решение публиковать или не публиковать комментарии принимает администратор сайта
captcha

Авторские материалы в рубрике "Мнение" участвуют в конкурсе на лучшую публикацию! Итоги подводятся один раз в квартал. Автор лучшего материала, набравший наибольшее количество голосов, получит ценный приз и диплом I степени Союза журналистов Челябинской области. В рубрике "Мнение" размещаются статьи только членов Челябинского регионального отделения Союза журналистов России.

Отправить материал

Авторская колонка